1.
Мама, прости! Ты даёшь нам всё, что мы хотели.
Миллиарды лет мы плачем в твоей колыбели.
Мама, не давай нам больше ничего!
Нам всегда будет мало, мама, всего.
Мама, нас пора наказать - мы потеряли стыд.
Не плачь, мама, нас это не исцелит.
Не плачь, мама, вжарь нам огня.
Человечеству давно пора всыпать ремня.
Эта гадина тебя бурит.
Спит и видит, как можно выжать ещё.
(заморозь нам счёт)
Знает, сука, что мама всё простит.
Думает, что маме всё нипочём.
(заморозь нам счёт)
Мама, хватит терпеть.
Мы - не жизнь, мама, мы - это смерть.

Что выше чести быть твоей частью
Чаще печали и чище счастья?
ЧТО выше чести быть ТВОЕЙ частью
ЧАЩЕ печали и ЧИЩЕ счастья?

Мама, я хочу услышать твой счастливый смех.
Я знаю, что ты любишь всех
Нас, мама, хоть мы этого и не заслуживаем.
Твоя любовь, мама, моё оружие.
Вавилон будет разрушен.
Наркотики, секс, насилие, деньги...
Вавилон будет разрушен.
Дети, мама, твои любимые дети
Залечат твои раны, очистят слёзы.
(нам нужен воздух)
Я знаю, они проснутся, знаю -
И тогда не будет прекрасней края,
(нам нужен воздух)
Чем твой.
Если не будет поздно.
Я иду домой.

Что выше чести быть твоей частью
Чаще печали и чище счастья?
ЧТО выше чести быть ТВОЕЙ частью
ЧАЩЕ печали и ЧИЩЕ счастья?

Пойдём со мной в земли вечного лета;
В изумрудные гроты, осиянные светом.
Полетели, поплыли, побежали, пошли
Прочь от страха в любимые земли Земли.
Собери свои силы, давай, улыбнись -
Ни к чему эта смерть, мы с тобой - это жизнь.
(ты только держись)
Прочь от чорных темниц! Прочь от мёртвых шоссе!
Мы уйдём, мы уходим туда насовсем –
(ты только держись)
В светлый дом на вершине лесного холма,
В земли света, где ночь - это ночь, а не тьма!
Подымайся, бежим прочь из царства машин -
Прямо в звёздную ночь. Прочь из купола, прочь!
Люди, все вы росли на руках у Земли!
Мама, всех не убьют короли.

Что выше чести быть её частью
Чаще печали и чище счастья?
ЧТО выше чести быть ЕЁ частью
ЧАЩЕ печали и ЧИЩЕ счастья?

2.
Последний битник на этой планете
Качается, словно заплечный мешок.
Его по прежнему можно встретить
В завороте городских кишок.
Последние битники - первые дети
Стоящих комом в горле воротников,
Или обочин пустых шоссе на рассвете,
Или танца кладбищенских огоньков;
Последние битники метят
Свои истории смертью
Для мотыльков.

Скверные вести для моей невесты -
Я здесь проездом.
Я здесь проездом,
Но пока я здесь.

Его сердце - бабушкин фотоальбом,
Голова - что седельная сумка.
Увлечённый беспечной гульбой,
Наши лица набросит следов рисунком
На замёрзшие плечи
Млечных троп.
Он от каждой встреченной
Жизни вечной
Запишет по паре строк.
И за чаем, вечером,
Покажет Предтече
И, прочтя, разорвёт листок.

Скверные вести для моей невесты -
Я здесь проездом.
Я здесь проездом,
Но пока я здесь.

Этим ребятам в новинку город:
Копоть ли, сажа - мила, свежа.
Нежная, хлещет любовь за ворот.
Сжать бы ладонь и, визжа, бежать.
Битнику нравится это место -
В нём улыбается влажно ворон.
Путнику город - как ворону горы,
Но этот уютный мирок - межа
Из небытия в неизвестность.
И оба они тут проездом.
Жаль.

Скверные вести для моей невесты -
Я здесь проездом.
Я здесь проездом,
Но пока я здесь.

3.
Старый солдат, молодой, всяк живой и сущий,
С мучительной усмешкой свою жизнь несущий.
Бедный мой, злой, жестокий, но любимый.
Осенний, отравленный, озимый…
Исковерканная биография,
Выжженная обидой души пустошь –
И только на старой фотографии
Остаётся чистая вера в лучшее.
Слушай!
Сбрось ярмо цинизма,
Это не смешно.
Я говорю с тобой не сверху и не снизу,
Я кричу не в окно,
А в твои глаза, присыпанные прахом.
Смотри – вот я, слабый, мягкий, живой,
Переполненный болью и страхом
За тебя. Я зову тебя за собой.

Верь мне, брат, верь мне –
Воздух гораздо чище за дверью.
Поверь мне, просто поверь –
Пройди в открытую дверь.

Я верю в тебя и твою победу
Над стеной отчуждения и цепью своих страданий.
Моя вера стоит на том, что и я изведал
Холод потерь и бешенство пустых ожиданий.
Вот же я, перед тобой –
Под моей ногой
Та же изувеченная земля,
Над головой то же извечное небо.
И в трюмах отчаяния этого корабля
Нет ни одной бездны, в которой я не был.
Поверь мне, ради всего святого,
Что всё это зло – не более, чем песчинка в океане любви.
И я повторяю снова и снова:
«Плыви, проклятый корабль жизни, плыви, зараза, плыви!».
Я принёс тебе, отчаянный, то, что едва нашёл -
Свою великую веру в тебя и в то, что всё будет хорошо.

Верь мне, брат, верь мне –
Воздух гораздо чище за дверью.
Поверь мне, просто поверь –
Пройди в открытую дверь.

4.
Блюз бывает чорный и белый.
Я, безусловно, не первый,
Кого прёт эта чушь.
Блюз – это североамериканская глушь,
Это бэнды на банжо среди полей Аризоны,
Это топот мустангов, это шкура бизона
На крыльце
И долгая тоника в самом конце.

Бэби, я давно ничего не боюсь.
Я расскажу тебе, что такое блюз.
Бэби, у меня давно нет секретов.
Блюз – это…

Блюз – это вечный запой,
Это смех над самим собой
В безнадёжных ночах Колорадо,
Где не хочешь, а надо
Овладеть револьвером, чтобы выстрелить первым
В упор
И синкопированный перебор.

Бэби, я давно ничего не боюсь.
Я расскажу тебе, что такое блюз.
Бэби, у меня давно нет секретов.
Блюз – это…

Блюз – это рваная рана
От Ню-Орлеана,
Это вой койота,
Поезда, Миннесота,
Драка в баре и дно Миссисипи,
И бесовские пляски отвязных хиппи…
Вот, да.
В общем, блюза в России нет, мадам.

Бэби, я давно ничего не боюсь.
Я расскажу тебе, что такое блюз.
Бэби, у меня давно нет секретов.
Блюз – это…